Марк Голод.  Давным давно, в некотором институте………………..

 

    Саша Зак и Володя Гуральник для привлечения масс вставили в воспоминания кулинарные рецепты. У меня тоже есть конкурентоспособное предложение. Это воспоминания для ленивых. Я их буду сам читать. За Вас.  Ну, начинай читать.

   

  Я начал писать эти воспоминания по простой и грустной причине: забылись самые яркие эпизоды. Это были шутки Михаила Наумовича Аршинова на семинарах. Я их помнил много лет, и они меня всегда радовали. А сейчас... всё забыл. Большая просьба моим одногруппникам с лучшей памятью. Восполните пробел. Увековечьте эти действительно смешные фразы Аршинова

В жалких попытках вспомнить, я придумал геометрическую интерпретацию склероза. Это улыбка Чеширского кота.

 

Жизнь тоже поменялась за эти десятилетия. Перечислю потери: появились заборы, проходные, милиция с автоматами и бесконечные охранники. Самое время вспомнить светлые годы, пока воспоминания  не стерлись. Когда я писал эти воспоминания, то некоторые моменты показались мне мало правдоподобными. Вот на этой границе памяти  и мифа пора начинать стучать по клавиатуре. В фильмах про суперменов обычно присутствует длинная странная сцена. Герой начинает рассовывать по карманам, пистолеты, патроны, гранаты. Сцена бессмысленная, но приятная. Мои воспоминания будут целиком в этом жанре.

Это не она, а  он.

На 1-м курсе заместитель декана приходит в аудиторию с пачкой грамот. Он начинает торжественно зачитывать список награжденных:

- 1-е место на городской студенческой олимпиаде по….        Гринберг. Где она.

- Это не она, а он.

- Хорошо, передайте ему грамоту.

Дальше ровно эта же фраза  повторяется многократно, с маленькими изменениями названия олимпиады и еврейской несклоняемой фамилии.

 

Само здание МИИТа тоже заслужило место в этих воспоминаниях.

Коридор 1–го корпуса.

Я был послушным студентом. Ходил на все лекции, но случалось опаздывать. Однажды меня не пустили на 1-ю пару. Дело было перед новым годом, аудитория была в 1-м корпусе, и я пошёл по коридору читать стенные газеты. Я глубоко погрузился в чтение, шёл только вперед, и вдруг увидел, газету, которую я уже читал. Коридор имел форму восьмерки.

601 аудитория.

Зачет по английскому языку мы должны были сдавать в 601 аудитории. 1-я цифра – этаж. Но в МИИТе 5 этажей. Я долго гулял по 5 этажу, пока не нашёл аудиторию. В 3 корпусе

аудитории 5-го этажа с высоченными потолками разделили на 2 этажа. Получились скромные комнаты с привычными потолками панельных домов.

 

Таинственная аудитория.

Уже в нынешние годы, проходя мимо МИИТа, всегда хотел зайти внутрь. Однажды зашёл. Пошёл по бесконечным знакомым коридорам.. Шёл, шёл и увидел …… Примерно над входом в 1-й корпус объединили аудитории 2-го и 3-го этажа. Сделали высокую аудиторию со слуховыми окнами, выходящими в коридор 3-го этажа. Я заглянул в одно из окон…. И увидел… Догадайтесь что. Ответ в конце воспоминаний.

 

Экзамены. Ничего сенсационного. Ни одного отчисленного. И даже наоборот. К 75 ПМ-овцам присоединилась Ася Энтова. Но и у нас были запоминающиеся истории.

Ставьте 2

Виталик Вовнобой в семестре прилежанием не отличался и к экзаменам не готовился. Поэтому 1-я попытка сдачи часто кончалась предложением преподавателя поставить 3. А это лишало стипендии. По странным МИИТовским правилам пересдачи двоек на стипендию не влияли. Так и родилась многократно повторенная фраза «Ставьте 2». Пересдачи всегда заканчивались 4 – 5, правда, иногда они затягивались на лето.

Титарчук и Вовнобой

Как всегда, зная о дифференциальных уравнениях только внешний вид дифференциала, Виталий пошёл сдавать экзамен. Принимал Титарчук, хороший математик, но эдакий простак, рубаха парень. У Виталика был задачник, из которого были взяты экзаменационные задачи. Плохо то, что решений в нём не было. Были только числовые ответы. Виталик пишет какие-то выкладки. И в конце ответ из задачника. Титарчук бросает взгляд на решение,  говорит, что оно неверное. «А как же ответ?»  спрашивает Виталик.

    

Титарчук быстро показывает, как нужно решать задачу и получает другой ответ. «Ошибка» говорит Виталик. И вот они уже разбирают решение Титарчука. Виталик находит ошибку….. и получает 5.

 

 

Игры. В те далёкие времена не было плееров, и скоротать время помогали настольные игры.

Быки и коровы.

Было популярно отгадывание слова из 5 неповторяющихся букв. Обычно загадывали слова с редко встречающимися буквами. Но в этот раз я играл с Мариной Полящук, и загадал коварное «оазис», которое на каждом проверочном слове давало целое стадо быков и коров. Я что-то спросил и получил традиционный 0 быков, 0 коров. Марина спрашивала быстрее, её стада угрожающе росли. Замаячил проигрыш.  Я задаю 2-е слово «фиакр». 5 быков и вопрос: «А как ты догадался?».

Объяснить ситуацию.  

Хочу вспомнить эту игру, требующую объяснить таинственную ситуацию. Любимая загадка: «Джон любил виски и Мэри. Однажды, проснувшись после страшной пьянки, он увидел Мэри мёртвую в луже воды». Отгадывание этого теста превращалось в отдельный спектакль. Часто в нём звучал любимый ответ «некорректно».  Объяснение смерти Мэри в конце воспоминаний.

 

Отгадать фразу.

Я редко играл в эту игру. Но мне запомнилось начало разгадывания моей звучной фразы: «Сваха глумилась впотьмах». Куча эротики и ноль результата

 

Неожиданно в воспоминаниях много места заняла военная кафедра.

А сколько вы едете в институт?

Вечная проблема опозданий. На военной кафедре офицеры боролись с ней особенно упорно. Постоянно опаздывал Лёва Левантовский. Он жил в 5 минутах ходьбы, но своим широким шагом доходил за 3 минуты. Плохо то, что он выходил из дома уже опоздав. Офицер укоризненно: «я еду полтора часа и не опаздываю, а сколько едете вы?»

 

Ерошкин и колёсные пары

Просто перескажу историю, рассказанную на лекции капитаном Ерошкиным. Уж больно хороша. Когда-то воинские грузы возили без сопровождения специалистов. Однажды где-то в тайге машинист заметил, что горят вагоны с ракетным топливом. Он не стал их тушить телогрейкой, а отцепил локомотив и уехал от поезда. Раздался взрыв, который разбросал колёсные пары на несколько километров.

 

Пряжка уехала

На сборах во Владимире вдоль строя идет офицер кафедры. Около меня он останавливается и смотрит так, словно я стою без брюк. Я тоже скашиваю глаза и не вижу ничего интересного. Тогда он говорит «Курсант, посмотрите на пряжку». Оказалось, что она уехала в сторону на пару сантиметров.

Отрабатываем по разделениям стойку «Вольно»

Там же в лагерях нас пытались научить ходить строем. У кого-то молодцеватость получалась, но мне не дано ходить на парадах. На полном серьёзе мы на плацу отрабатывали по разделениям стойку «Смирно». Лёлик Гершман удивительно пластично и артистично показывал нам правильный переход в стойку «Вольно» с эффектно  откляченной попкой.

 

Математика и выправка

Военные упорно отстаивали идею, что «в здоровом теле – здоровый дух».

Недолго у нас вела математические семинары Шувалова. В МИИТе она подрабатывала, а основное место её работы академия Жуковского. Она была уже пожилой и обращалась к нам на «ты» уютно и заботливо. В тот день мы писали какой-то алгоритм. Он был достаточно прозрачный. Все как один выдали одинаковое решение, и только Горфинкель придумал что-то оригинальное. Шувалову удивило, что мы так легко расправились с задачей. «Курсанты бравые, но вы умнее» как обычно доброжелательно сказала она.

 

 

А потом все закончилось. Первые 2 года нам преподавали математику. Мне было трудно, но я сражался. А потом началась специализация. Пустота. Это похоже на ситуацию, когда ты собираешься поднять большой чайник полный воды. А он пустой.

Кафедра АСУ

   Семестровый курс читался на основе книги Соболя, изданной в 50-е годы. Возможно, математический анализ можно читать по учебникам начала века, но здесь  50 год от 75 отделяла вечность. Да и сама книга в 200 страниц была скорее разговорной, чем научной. Она легко прочитывалась за один день. Наступает конец последней лекции и преподаватель говорит незабываемую фразу: «Мне для изложения курса не хватило 2 лекции»

 

Байки за стенами института

 

Калининский проспект 

А может быть я смогу быть Вам чем-нибудь полезным

По Калининскому проспекту идет кампания однокурсников. Среди них Шура Либерзон и Виталик Вовнобой. К Шуре подходит незнакомец, они отходят на пару шагов и он начинает ему долго что-то говорить. Виталику это надоедает, и он, думая, что тема разговора как куда-то пройти, говорит незнакомцу:

- А может быть я могу быть вам чем-то полезным. Незнакомца ветром сдуло. Оказалось, что тема разговора была – голубые отношения.

 

Ответы

1. Таинственная аудитория

 

2. Тест

Ситуация. Мэри – любимая рыбка Джона. Пьяный Джон опрокинул её аквариум.