Взгляд на ситуацию в Израиле, апрель 2003

Я внимательно слежу за ситуацией в Израиле, но не могу уловить стратегию его правительства в борьбе с палестинским террором.

Правительство и общественное мнение, наконец, пришло к правильному выводу о безнадежности попыток решения проблемы прекращения палестинского террора путем переговоров с Арафатом, поскольку Арафат не может, или не хочет, или и не может и не хочет прекратить террор. В сущности, не очень важно, не может он, или не хочет отказаться от террора. И то обстоятельство, что Арафат иногда делает заявления, осуждающие террор, а иногда одновременно с этим призывает палестинцев продолжать террор, не имеет особого значения. Обман иноверца для мусульманина не аморален, это что-то вроде тактического хода, военной хитрости, пропагандистского заявления, направленного на мировое общественное мнение.

Однако, реакция Израильского правительства на каждый теракт вызывает удивление. Правительство собирается и решает, как ответить на данный теракт (а вовсе не на ситуацию с терроризмом в Израиле). В качестве ответа обычно танки и войска входят в какие-нибудь палестинские населенные пункты, там разрушают несколько административных зданий или фабрик по производству оружия, арестовывают несколько террористов или подозреваемых в терроризме. При этом иногда погибают мирные люди.

Первый вопрос: насколько это эффективно?

Пожалуй, наиболее точное сравнение может быть со следующим сценарием: полиция, поймав серийного убийцу, отпускает его, отобрав оружие. Действительно, этот человек продолжит серию убийств не сразу, а только тогда, когда купит другое оружие. Кто убийца, понятно. Это Арафат и руководство Палестинской автономии. Что является оружием тоже понятно – это террористы-смертники и их руководители, воспроизводство которых происходит все время и во все возрастающих количествах.

Следует отметить, что у руководства Израиля уже был опыт подобного сдерживания: Лет десять назад, когда началась интифада, палестинские мальчишки кидались камнями в солдат, а те стреляли резиновыми пулями. Ничего особенно страшного не происходило, были синяки с обеих сторон, редко легкие ранения, очень редко убитые. Казалось, что все нормально, соответствует мировым стандартам. Но прошли годы, мальчики подросли, вместо камней взяли в руки автоматы, надели пояса шахидов, и начался террор. Теперь очевидно, что те полицейские операции были ошибкой, единственным их результатом стала потеря десяти лет и возникновение современного палестинского террора. Ошибки случаются и у умных людей, но только умные люди учатся на ошибках. Совершенно очевидно, что сегодняшняя тактика также неэффективна, она только дает время Арафату и его бандитам получить в свое распоряжение более эффективное оружие, и тогда жертв будет гораздо больше, как у израильтян, так и у  палестинцев, а также и у народов США, европейских стран и России.

Второй вопрос: насколько ответы израильского правительства на палестинские теракты соответствует современному пониманию законности?

Ответные акции израильской армии больше всего напоминают желание отомстить за гибель своих граждан. Желание понятное, но данный путь уж очень не современный, и, мне кажется, это главная причина непонимания израильской тактики в цивилизованных странах. Даже кровная месть, принятая у слаборазвитых (диких) народов, соблюдает определенные законы, и племя убийцы знает, какое наказание понесет, если не удержит своего родственника от убийства. Современный подход требует принятия антитеррористических законов, которые должны четко определять, какие ответные меры могут и должны приниматься в ответ на каждый теракт с учетом объема разрушений и количества жертв, а переговоры с палестинской администрацией могут начинаться только с обсуждения подробностей антитеррористического уголовного кодекса. Если договоренности с Палестинской администрацией не будут достигнуты в течение кратчайшего времени (например, одного месяца), Израилю придется принимать антитеррористический кодекс в одностороннем порядке.

Я думаю, что при всех обсуждениях на мировом уровне об адекватности действий Израиля в ответ на теракты, израильские дипломаты должны переводить разговор на обсуждение антитеррористического кодекса с учетом опыта борьбы с терроризмом в Израиле. Мне кажется, что это будет плодотворно, поскольку разговор пойдет не о борьбе с терроризмом в Израиле, а о том, что можно и следует делать в любой стране, где произошел  теракт.

Ситуация в Израиле — это война или мир?

Руководители палестинских террористических организаций отвечают на этот вопрос четко и однозначно: это война. Некоторые уточняют, это война до уничтожения государства Израиль. Другие говорят, что война до полного вывода израильских войск с территорий, но не уточняется, это окончательная или промежуточная цель.

Израиль четких заявлений на эту тему не делает. Создается впечатление, что, по его мнению, это полицейская операция против каких-то банд, идет борьба с этими бандами, а Палестинская автономия вроде бы не при чем. Я имею в виду не отдельные заявления, а политику государства Израиль.

Между тем, от четкого определения ситуации зависят возможные действия. Если это война, причем начатая Палестинской автономией против государства Израиль, а доказательства этого очевидны, то все договоренности в Осло автоматически аннулируются. Решения ООН о разделе территории Палестины между государством Израиль и Палестинским государством, принятые в момент образования государства Израиль, теряют силу, и после окончания войны должны пересматриваться с учетом существующей на момент заключения мира ситуации. Новые границы Израиля должны быть установлены так, чтобы их можно было бы защищать. Руководители Палестинской автономии, допустившие массовый террор против мирного населения Израиля, могут быть отданы под суд. Заново может быть рассмотрен вопрос о создании Палестинского государства на территории Палестины или в другом месте, а также определены условия, при которых Палестинское государство может быть создано.

Какие конечные цели ставит перед собой Израиль?

Не существует единой позиции израильского общества в вопросе конечных целей борьбы с палестинским террором.

Левые считают, что главной целью является прекращение террора, и для достижения этой цели можно пойти на существенные уступки палестинцам. Опыт последнего десятилетия показал, что любые уступки палестинцам приводят к результатам, противоположным желаемым. Уже довольно давно принято решение не идти ни на какие уступки террористам, захватившим заложников или самолет, поскольку уступки показывают, что террор является средством, при помощи которого цели террористов могут быть достигнуты, а это подвигает террористов на усиление террора. Совершенно непонятно, почему нельзя делать уступки рядовым террористам, но можно делать уступки террористам – руководителям Палестинской автономии. Поэтому такие предложения не могут даже серьезно рассматриваться.

Другая позиция предусматривает проведение временных границ, более соответствующих современным реалиям, по крайней мере, на первый период, с тем, чтобы было можно обеспечить безопасность Израиля, а к обсуждению вопроса о постоянных границах вернуться после полного прекращения террора. Такая позиция имеет свои недостатки, поскольку, во-первых, непонятен вопрос поселений на территориях, а во-вторых, она не способствует прекращению палестинского террора. Отсутствие окончательных решений о границах будет подталкивать палестинцев к продолжению террора, как средства давления на Израиль в сторону установления более выгодных для них границ.

Существует радикальная позиция, требующая трансферта (выселения) палестинцев с территории Палестины. Такая цель, если и была достижима после победы в Шестидневной войне, то в настоящее время вряд ли встретит понимание мирового сообщества. Создание Палестинского государства вне территории Палестины возможно, если США, европейские страны и богатые арабские страны выделят достаточные средства и на какой-либо территории создадут настолько привлекательные условия, что многие палестинцы захотят туда переселиться. Средства, необходимые для этого, гораздо меньше, чем те, которые тратятся на поддержку палестинского террора и гуманитарную помощь палестинцам, потерявшим возможность прокормить свои семьи в результата интифады.

Наконец, существует предложение кантонизации Палестинской автономии, т.е. образования нескольких компактных палестинских территорий, не объединенных в единое государство. Каждой из этих территорий может быть предоставлено самоуправление, а независимость может быть предоставлена, как только на данной территории будут созданы соответствующие условия, т.е. полностью прекратится террор, население сможет прокормиться своим трудом, а не платой за теракты, сложатся нормальные демократические институты.

Такое предложение позволяет решить некоторые трудноразрешимые проблемы, в первую очередь, создание компактных палестинских анклавов, имеющих защищаемые границы с ними со стороны Израиля, смягчит проблему израильских поселений. Если будет создан хотя бы один такой анклав, где палестинцы смогут жить нормально, этот пример будет способствовать стремлению многих палестинцев отойти от поддержки террористов и создать подобный мирный анклав в своем городе. Но нужно понимать, что сами подобные кантоны придется защищать от палестинских террористов, поскольку палестинцы - жители кантонов будут восприниматься террористами, как предатели.

Когда кантоны приобретут независимость, они смогут объединяться в конфедерации или федерации, если сочтут это целесообразным.

Какие проблемы придется решить государству Израиль в процессе достижении цели – создание мирных еврейского и палестинского (или палестинских) государств.

В процессе достижения цели Израилю придется решить ряд довольно сложных проблем.

Проблема первая: принудить палестинцев прекратить террор.

Проблема вторая: вместо существующих границ, которые невозможно защищать, поделить территорию Палестины так, чтобы Палестинское государство занимало один или несколько компактных анклавов,  не включающих еврейские поселения.

Проблема третья: если в конце процесса должно быть создано единое Палестинское государство, состоящее из нескольких анклавов, эти анклавы должны иметь средства сообщения между собой. Это трудно осуществить, поскольку на настоящий момент палестинцы и евреи  не доверяют друг другу, более того, накопился большой запас ненависти, и нет уверенности, что палестинцы, проезжающие из одного анклава в другой, не будут устраивать теракты. При осуществлении плана кантонизации этой проблемы не существует, или она откладывается до того времени, когда палестинские кантоны станут мирными, демократическими, независимыми государствами.

Наконец, существует еще одна трудная проблема: Все перечисленные проблемы Израиль должен решать так, чтобы остальной мир его поддерживал. Для этого необходимо решать проблемы в рамках общей борьбы цивилизованного мира против терроризма.

Целесообразно ли в настоящий момент создавать независимое Палестинское государство?

Не вызывает сомнения, что, если при сегодняшней ситуации предоставить независимость Палестинскому государству, пойдя на любые уступки, это будет террористическое государство, похожее на Афганистан времен правления Талибов. Население Палестинской автономии за время интифады разучилось работать, я думаю, что это было главной целью интифады, поскольку руководство Палестинской автономии получило практически неограниченный источник исполнителей терактов. При этом коренным образом изменилась ментальность палестинской молодежи. Вспомним также и российский опыт. Хасавьюртовскими соглашениями Россия практически предоставила Чечне независимость, но это привело не к миру, а к массовым похищениям людей с целью получения выкупа, а затем, к нападению на Дагестан. Сейчас эти соглашения трактуются либо как грубая ошибка, либо как предательство. Конечно, ситуации в Чечне и Палестине сильно различаются, но результаты попыток создания независимого чеченского и палестинского государства неизменно неудачны. Так стоит ли торопиться предоставлять палестинцам независимость, если после этого в скором времени придется проводить против нового государства военную операцию, как в Афганистане или в Ираке?

История учит нас, что для коренного изменения ментальности народа требуется два поколения (вспомним Моисея). Оно может быть осуществлено быстрее под внешним управлением, как это произошло после Второй мировой войны в Германии и в Японии. Поэтому можно говорить только о создании в ближайшие годы Палестинского государства под протекторатом одной из вменяемых держав, например, Иордании, или Египта, США или одной из европейских стран.

 

Вопросы тактики.

Тактику борьбы с террором целесообразно основывать на следующем принципе: Терроризм не должен быть выгоден никому из террористов, их руководителей, их спонсоров, идеологов террора.

Обоснование и пропаганда этого принципа  должно основываться на тезисе о том, что в современной обстановке терроризм не может рассматриваться, как средство достижения каких-либо целей, даже самых справедливых, а должен считаться абсолютно недопустимым, таким, как людоедство или работорговля. А раз так, не только сам терроризм, но и любая помощь террористам должны рассматриваться, как преступление против человечества. Отсюда, кстати, следует бессмысленность ведения мирных переговоров с террористами, предлагая им какие-либо уступки в обмен на прекращение террора, речь может идти только об условиях капитуляции террористов. Я думаю, что такая трактовка терроризма и борьбы с террором найдет понимание подавляющего большинства стран мира.

Что дают теракты исполнителям и их семьям? Десять лет интифады привели к тому, что руководители Палестинской автономии сумели воспитать у значительной части палестинской молодежи ненависть к евреям и государству Израиль, уверенность в том, что единственным оружием, которое может привести к созданию Палестинского государства является террор. Кроме того, ей внушили, что погибшие террористы - камикадзе сразу попадают в рай. Поэтому достаточно много молодых людей готово к терактам, даже к гибели в процессе теракта. Что касается членов семьи террористов, они получают плату за совершенные членами их семьи теракты, причем других источников доходов у этих семей зачастую нет (об этом позаботились руководители Палестинской автономии). Поэтому родители и члены семей не препятствуют, а зачастую поощряют свою молодежь совершать теракты.

Чтобы изменить эту ситуацию, необходимо пресечь любые возможности оплаты семьям террористов за совершенные теракты, их жилье должно немедленно разрушаться, а сами семьи депортироваться, независимо от того, будет ли доказано, что родители способствовали совершению терактов, или нет. Теракт должен становиться катастрофой для благосостояния семьи террористов, что, несомненно, приведет к тому, что семьи будут не поощрять, а препятствовать участию детей в терроре.

Что дают теракты идеологам террора? Идеологи террора и воспитатели молодых террористов зачастую являются религиозными авторитетами, нередко их деятельность хорошо оплачивается. Однако, пропаганда террора, должна быть запрещена законом, и, точно также, как и пропаганда фашизма, считаться преступлением, а сами идеологи должны привлекаться к суду, наравне с исполнителями терактов.

 

Что дают теракты руководителям Палестинской автономии и руководителям террористических организаций? Арафат и лидеры палестинских террористических организаций путем террора пытаются оказать давление на Израиль и мировое сообщество с целью добиться лучших условий при создании Палестинского государства. При этом их мало интересует, сколько палестинцев погибнет, и какие страдания война принесет палестинскому народу. В связи с этим уничтожение террористов, их руководителей, заводов по изготовлению оружия, и замораживании счетов Палестинской автономии не делает террор невыгодным. Невыгодным сделать террор может только потеря невосстановимого ресурса, а им являются территории будущей автономии.

Поэтому антитеррористические законы Израиля должны предусматривать после каждого теракта потерю того или иного населенного пункта, депортацию его населения в другие населенные пункты Палестинской автономии или страны, поддерживающие террор, например, Сирию, разрушение этого населенного пункта и превращение этой территории в зону безопасности. Можно условно назвать такую тактику «тактикой шагреневой кожи», в результате которой после каждого теракта территория Палестинской автономии будет становиться меньше и меньше. Заодно при этом будет решаться задача изменения границ между Израилем и Палестинской автономией таким образом, чтобы еврейские поселения оказались связанными с основной территорией Израиля.

Представляется, что, если такая тактика начнет действовать, террор прекратится сам собой, иначе территория Палестинской автономии будет уменьшаться до полного исчезновения.

Что касается границ между Израилем и Палестинской автономией, а также между Израилем и Сирией, провозглашенных 50 лет назад и утвержденных ООН, на мой взгляд, следует заявить, что были войны, в которых Израиль подвергся агрессии, но победил. После каждой войны потерпевшие поражения страны могут потерять определенные территории, такие случаи общеизвестны, свои современные границы Израиль считает не временными, а постоянными, и, если кем-либо будут спровоцированы войны в будущем, агрессор может потерять и другие территории. Аналогично, если Израиль ведет войну с палестинскими террористами, он имеет полное право обеспечить свою безопасность за счет изменения границ с Палестинской автономией, и руководители палестинцев должны понимать, что каждый теракт будет приводить к потерям территорий, больших или меньших в зависимости от количества жертв и разрушений.

Возможно, вариант трансфера при таком подходе решится сам собой?

Насчет палестинских счетов. Во-первых, согласно антитеррористическим, законам, которые должны быть приняты, из этих счетов нужно выплачивать большие компенсации семьям пострадавших от терактов, во-вторых, каждый теракт должен замораживать перевод денег на длительный, установленный законом, срок всей автономии или администрациям тех населенных пунктов, откуда родом террористы. Вообще неясно, нужно ли переводить какие-либо деньги палестинским администрациям, нет уверенности, что они используются на гуманитарную помощь, а не на террор. Может быть, следует пропускать в Палестинскую автономию только гуманитарную помощь в виде продуктов питания и промышленных товаров?

 

Представляется, что антитеррористические законы и их неукоснительное выполнение должны предоставить возможность самим палестинцам решать, хотят ли они, в конечном итоге, создать государство на территории Палестины, и в каких границах, или предпочитают депортацию в другие страны.

 

Обсуждение «Дорожной карты»

Кажется весьма вероятным, что США после завершения операции в Ираке будет стремиться быстро разрешить Израильско-палестинский конфликт, используя для этого предложенную ими «Дорожную карту». Представляется, что некоторые положения данной статьи могут оказаться полезными при обсуждении плана урегулирования. Кроме того, исходя из печального опыта предшествовавших переговоров, представляется целесообразным при заключении мира или перемирия между Израилем и Палестинской администрацией, включать в текст мирных соглашений положение о том, что переход к следующему этапу выполняется только тогда, когда Палестинская администрация выполнит все пункты  соглашений предыдущего этапа.

Возможно, следует предусмотреть санкции, которые должны быть применены Израилем, если палестинская сторона не будет выполнять соглашения, например, будут совершаться теракты.

Также представляется необходимым, чтобы первые этапы предусматривали внешнее управление Палестинским государством, пока не станет ясно, что в нем сформировались лидеры, способные управлять страной в соответствии с демократическими принципами, а народ может своим трудом, а не гуманитарной помощью или оплатой терактов, обеспечить себе достойную жизнь.

Илья Нейштадт, Москва.


[John Neystadt WWW] 6473 посещений, начиная с 1.11.2007